Вход

КС РФ в прессе

КС разъяснил применение нулевой налоговой ставки при морском экспорте
Поставщик нефтепродуктов зафрахтовал судно для поставки товара за рубеж. Договор с перевозчиком учитывал нулевую ставку на добавленную стоимость, которая соответствует морским перевозкам за рубеж. После поломки танкера груз пришлось перенести на другой корабль, а перевозчик решил выплатить налог по ставке 18%, как за транспортировку по России, и потребовал от заказчика компенсировать эти затраты.
2 июля Конституционный суд опубликовал постановление по жалобе «Gazprom Neft Trading GmbH» на правопримененительную практику по некоторым положениям Налогового кодекса.
Компания «Gazprom Neft Trading GmbH» поставляет нефтепродукты из России за рубеж. Для этого в 2014 году она заключила договор тайм-чартера с ООО «СКФ Атлантик», по которому использовала для транспортировки своего товара моторный танкер «СКФ Енисей». При этом договор подразумевал, что эту услуги облагаются налогом по ставке 0%, согласно статьям 164 и 165 Налогового кодекса. Эти статьи указывают, что услуги фрахтования морских судов и судов смешанного типа, а также услуги их экипажа, облагаются налогом на добавленную стоимость по нулевой ставке, если они направлены на ввоз или вывоз товаров на или с территории России.
Лишние недоимки и правильный расчет: налоговые позиции ВС При следовании по маршруту «СКФ Енисей» получил повреждения, которые не позволяли ему продолжить путь. Поэтому «Gazprom Neft Trading GmbH» заключил с «СКФ Атлантик» соглашение о перевалке и перегрузил товар в порту Мурманска на судно «Балтик Мерчант», которое и доставило груз в пункт назначения за пределами России.
Таким образом, международная перевозка оказалась разделена на два этапа, но происходила в рамках единой экспортной операции. Ранее выданный коносамент на вывоз товара был аннулирован и разделён на два. Но формально услуги по фрахтованию «СКФ Енисей» при этом перестали соответствовать критериям Налогового кодекса о нулевом налогообложении. Поэтому «СКФ Атлантик» начислило и уплатило налог на добавленную стоимость по ставке 18% за эту услугу, чтоб избежать проблем с налоговой. После этого компания потребовала от «Gazprom Neft Trading GmbH» ту же сумму в качестве задолженности по договору тайм-чартера через суд. При этом своё решение выплатить налог по ставке 18% истец с «Gazprom Neft Trading GmbH» предварительно не согласовывал.
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в феврале 2018 года постановил удовлетворить это требование, поскольку, по его оценке. Основания для применения нулевой ставки налога исчезли. 13-й арбитражный апелляционный суд позднее отменил это решение и указал, что фактически действия сторон были направлены на вывоз груза за рубеж, и повреждение судна не меняет сущности их отношений. Применение ставки 18% в таком случае противоречит принципу экономической обоснованности налога.
Арбитражный суд Северо-Западного округа отменил постановление апелляционной инстанции и восстановил решение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Верховный суд отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение экономколлегии.
«Gazprom Neft Trading GmbH» считает, что правоприменительная практика по статьям 164 и 165 Налогового кодекса противоречит Конституции, в частности, положениям о равенстве перед законом, свободе предпринимательской деятельности и о об обязанности уплачивать налоги в рамках закона (но не больше требуемого).
Конституционный суд отметил, что с момента происшествия с «СКФ Енисей» в обсуждаемые статьи Налогового кодекса внесли изменения, но положения, о которых идёт речь в жалобе «Gazprom Neft Trading GmbH», остались в силе.
КС подчеркнул, что по своей природе налог на добавленную стоимость фактически перекладывается на конечного потребителя, так как затраты на него включают в стоимость товара. Поэтому в случае экспорта, когда конечный потребитель находится вне российской юрисдикции, а также для поддержки конкурентоспособности на мировом рынке, налог на добавленную стоимость не взимают. При этом установление нулевой ставки создает фикцию обложения налогом, и у налогоплательщика возникает право принять к вычету налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщикам.
С учётом этого решающее значение для применения нулевой ставки по указанным статьям имеет экономическая суть операции как экспортной. Её иное применение, в том числе в случае непредвиденных обстоятельств, будет удерживать хозяйствующих субъектов от использования российского тайм-чартера.
При этом право на применение ставки 0% нужно подтвердить документально. Но коносамент, в котором указан зарубежный порт выгрузки, не должен быть единственным и исключительным документом, который может выполнить эту роль. В противном случае право на судебную защиту интересов налогоплательщика окажется под угрозой, подчеркнул КС. Ст. 165 Налогового кодекса позволяет использовать контракт на перевозку и коносамент для доказательства вывоза товара за границу, если он фактически состоялся, хотя по букве они подтверждают только состоявшуюся приёмку товара для транспортировки. Конституционный суд также напомнил, что таможенную декларацию подают до того, как груз пересечет границу России, а все дальнейшие действия с ним происходят уже в рамках операции экспорта.
В свою очередь даже аннулированный коносамент всё ещё может служить доказательством характера экономической операции (подобно другим недействующим документам, таким как исполненные договора и оплаченные счета). Аннулирование этого документа в связи с непредвиденными обстоятельствами не влияет на его доказательную силу для определения ставки налога.
Поэтому для подтверждения права на нулевую налоговую ставку предприниматель может предоставить любые документы, которые указывают на экспортный характер операции. Формальный подход судов в этом случае серьёзно ущемляет право на судебную защиту.
Налоговое бремя для субъектов, которые осуществляют одинаковые операции, не должно различаться. Применение ст. 164 и 165 Налогового кодекса другими судами в случае «Gazprom Neft Trading GmbH» нарушило конституционно значимый принцип равенства налогообложения, говорится в постановлении.
Конституционный суд постановил, что ст. 164 и 165 Налогового кодекса не противоречат Основному закону по своему смыслу. Их следует понимать так, что нулевая ставка применяется к услугам тайм-чартера при перевозке товаров для экспорта всегда, в том числе и в случаях, если налогоплательщик фактически оказывал соответствующие услуги только на внутрироссийском этапе по независящим от него обстоятельствам. Таким образом, ранее принятые в отношении «Gazprom Neft Trading GmbH» судебные решения подлежат пересмотру.

Издание Право.ру от 02 июля 2020



© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2020
Настройки для людей с ослабленным зрением