Вход

КС РФ в прессе

КС разрешил пересматривать размер компенсаций, выплачиваемых причинителями вреда

Конституционный суд РФ дал новое толкование положениям Гражданского кодекса РФ, которые касаются пересмотра судебных решений о взыскании компенсаций с причинителей вреда. Дело было рассмотрено в закрытом заседании без проведения слушаний.
Как следует из материалов дела, поводом для оценки конституционности п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК РФ стала жалоба жителя Иркутской области В. В 1996 году, когда ему было 13 лет, по вине врачей Ангарской городской детской больницы № 1 при оказании медицинской помощи ему повредили спинной мозг. Это повлекло установление мальчику I группы инвалидности с детства бессрочно. В. признан нетрудоспособным и нуждающимся в постоянном постороннем уходе.
Решением Ангарского городского суда 2006 года, куда В. обратился с исковыми требованиями о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда, признано его право на возмещение утраченного заработка, а также право на возмещение дополнительно понесенных расходов на посторонний специальный медицинский уход в размере 1 920 руб. ежемесячно и на постоянный посторонний уход в размере 1 152 руб. ежемесячно. С 1 января 2017 года В. ежемесячно получает в числе прочего компенсации дополнительных расходов на постоянный посторонний уход в размере 2 965, 28 руб. и на посторонний специальный медицинский уход в 4 942,15 руб.
В марте 2016 года органами соцзащиты В. был признан нуждающимся в социальном обслуживании. Для него была разработана индивидуальная программа предоставления социальных услуг, в рамках которой рекомендовано круглосуточное оказание социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому в объеме стационарной формы социального обслуживания. Однако центры социального обслуживания населения отказали ему в предоставлении таких услуг в связи с отсутствием возможности заключения договора, содержащего условие об обязательном выполнении данной программы на дому в объеме заявленных требований.
Впоследствии между В. и его матерью были заключены договоры о предоставлении социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому, на основании которых В. понес расходы по найму сиделки. В связи с этим В. вновь обратился в суд с иском к детской больнице об установлении и взыскании новых размеров компенсации расходов на постоянный посторонний уход с 1 января 2016 года в сумме 45 625 руб. в месяц, с 1 мая 2016 года – 61 000 руб. в месяц, с 1 января 2017 года – 64 294 руб. в месяц с индексацией.
Суд указал, что законом увеличение размера присужденных решением суда ежемесячных выплат компенсации расходов на дополнительный посторонний уход не предусмотрено. Обстоятельств же, определенных п. 1 ст. 1090 ГК РФ, регламентирующей последующее изменение размера возмещения вреда, применительно к данному делу не возникло, поскольку истец ссылается на те же обстоятельства, которые имели место при рассмотрении его прежних исковых требований.
Иркутский областной суд, оставив без изменения данное решение, указал, что в случае удовлетворения требований суд фактически изменил бы решение Ангарского городского суда 2006 года, поскольку услуги сиделки и являются посторонним уходом. В передаче кассационных жалоб В. для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции было отказано.
В. обратился в КС РФ с жалобой на неконституционность положений ГК РФ. По его мнению, нормы ГК не допускают возможности увеличения объема и размера возмещения вреда в случае, когда потерпевший, в пользу которого решением суда взысканы расходы на посторонний уход бессрочно, понес на основании гражданско-правового договора дополнительные расходы по найму сиделки.
По итогам рассмотрения дела КС отметил, что необходимые расходы, которые гражданин произвел на основании гражданско-правовых договоров о предоставлении социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому, в силу общих норм ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда, не могут не включаться в понятие вреда и по смыслу п. 1 ст. 1087 ГК должны быть взысканы с причинителя вреда.
Правоотношения по возмещению вреда, причиненного здоровью, являются по своему характеру длящимися. Соответственно, потребность лица, признанного инвалидом I группы с детства, может меняться с течением времени в зависимости от степени повреждения здоровья, нуждаемости в уходе, иных обстоятельств или изменения этих обстоятельств.
В подобных ситуациях в случаях увеличения расходов на посторонний уход потерпевший вправе рассчитывать на справедливое изменение размера причитающегося ему возмещения. В противном случае было бы поставлено под сомнение само конституционное предписание об обеспечении государством потерпевшему доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба.
Ст. 1090 ГК не может рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера возмещения вреда в рамках деликтных обязательств в полном объеме и, таким образом, не препятствует взысканию потерпевшим необходимых расходов на услуги сиделки в случае, если ранее в его пользу вынесено судебное решение о взыскании бессрочно расходов на постоянный посторонний уход, в котором вопрос об оплате услуг сиделки не исследовался.
Суд при рассмотрении такого дела обязан, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения нормы, исследовать по существу фактические обстоятельства дела.
Это предполагает и квалификацию судом как разумных и добросовестных действий потерпевшего по заключению договора об оказании услуг сиделки, если он с целью минимизировать расходы до заключения договора обращался в уполномоченные организации с заявлением о предоставлении социального обслуживания и получил отказ либо был фактически лишен возможности получить такую помощь.
В результате КС постановил, что оспариваемые нормы ГК не противоречат Конституции РФ, поскольку предполагают, что наличие судебного решения о взыскании в пользу малолетнего, признанного инвалидом и нуждающимся в постоянном постороннем уходе бессрочно, расходов на постоянный посторонний уход не исключает возможности взыскать впоследствии необходимые расходы, в том числе на услуги сиделки, или увеличить размер взыскания таких расходов, если судом установлено изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения.
Правоприменительные решения, вынесенные в отношении В. на основании п. 3 ст. 1085 и п. 1 ст. 1087 ГК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении КС, должны быть пересмотрены.
 
Марина Трубилина
Издание Legal.Report от 27 июня 2019



© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2019
Настройки для людей с ослабленным зрением