Вход

Новость подробнее

6 июля 2021 года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление №32-П, принятое в соответствии со статьей 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»
6 июля 2021 года Конституционный Суд РФ защитил интересы малочисленных коренных народов Севера.
Дело о проверке конституционности части 1 ст. 3 ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» и части 1 ст. 19 ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» рассматривалось в связи с жалобой гражданина Андрея Федоровича Данилова. Постановление ​основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

История вопроса
Андрей Данилов – представитель саамов, одного из коренных малочисленных народов Севера. Он обратился в Министерство природных ресурсов и экологии Мурманской области с просьбой разрешить ему охоту в целях ведения традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности, но получил отказ. Суды, в которых А.Данилов пытался оспорить это решение, указали, что заявитель трудоустроен и получает стабильный доход, живет в благоустроенной квартире в городе Оленегорске, который не относится к территориям традиционного проживания коренных малочисленных народов, а одна лишь принадлежность к саамам не может служить основанием для предоставления ему права на охоту на особых условиях. Также суды сочли не относящимся к традиционному и образ жизни А.Данилова, несмотря на его занятие традиционным природопользованием – собиранием дикоросов и традиционными ремеслами – изготовлением сувениров, изделий культового и хозяйственного назначения, инвентаря, музыкальных инструментов и строений жилищ национального вида – кувакс. 

Позиция Суда
Требования о необходимости соблюдения мест традиционного проживания и ведения традиционной деятельности для распространения гарантий прав коренных малочисленных народов справедливы и исходят из необходимости сбережения их образа жизни. Однако они могут препятствовать получению этих гарантий тем представителям этноса, кто не живет постоянно на прежних местах, переехал в город (в том числе вынужденно), не может вести исторически сложившийся образ жизни, но при этом сохраняет связь с землей предков, следует их обычаям и передает их будущим поколениям. Такая связь может выражаться в осуществлении традиционной хозяйственной деятельности, к которой, в том числе, относятся  художественные промыслы и народные ремесла, строительство национальных жилищ и пр. Соответственно, жизнь вне мест традиционного проживания и деятельности не свидетельствует о том, что представитель малочисленного народа утратил  данный статус или прервал связь со своим народом и культурой. 
Сложные климатические условия, уязвимость традиционного образа жизни и малочисленность этих народов требуют особой государственной политики, оберегающей культуру, образ жизни и среду их обитания. Необходимо соблюдать интересы населения, для которого охота не может рассматриваться исключительно как средство жизнеобеспечения и основа существования и должна также пониматься как гарантия сохранения самобытности и культуры. Право на охоту на особых условиях должно учитывать контекст вовлеченности лица в иные проявления традиционного образа жизни.
Законодателю надлежит уточнить основы реализации права на охоту в целях ведения традиционного образа жизни и осуществления хозяйственной деятельности представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Обязательным элементом должен быть механизм, позволяющий учесть мнение представителей общин.
КС РФ подчеркнул, что данное право на охоту может быть реализовано надлежащим образом лишь при бережном отношении к природным богатствам и к животным и при условии соблюдения правил охоты.
Дело А.Данилова подлежит пересмотру. 

Пресс-служба Конституционного Суда РФ



© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2021
Настройки для людей с ослабленным зрением