Вход

Новость подробнее

14 апреля 2020 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности ряда положений КоАП РФ и Требований по обеспечению транспортной безопасности, а также статьи 12.2 ФЗ «О транспортной безопасности»
14 апреля 2020 года Конституционный Суд РФ разъяснил возможность привлечения юридических лиц к административной ответственности за умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности.
Слушание дела о проверке конституционности части 2 статьи 2.1, части 1 статьи 2.2, части 3 статьи 11.15.1 и пункта 5 части 1 статьи 29.10 КоАП РФ, статьи 12.2 ФЗ «О транспортной безопасности», подпунктов 36, 37, 39, 45 пункта 5 и подпунктов 1, 2, 8 пункта 7 Требований по обеспечению транспортной безопасности, в том числе требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), учитывающих уровни безопасности для различных категорий объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств морского и речного транспорта по жалобе АО «Пассажирский порт Санкт-Петербург “Морской фасад”» состоялось 13 февраля 2020 года.

История вопроса
В марте 2018 года состоявшаяся в петербургском пассажирском порту “Морской фасад” внеплановая проверка соблюдения требований транспортной безопасности выявила ряд нарушений. В частности, было отмечено, что в порту отсутствуют технические средства обеспечения безопасности, досмотр ведется не аттестованными лицами, нарушена работа охранных телевизионных систем и пропускного режима. Порт получил протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 11.15.1 КоАП РФ.
На основании этого документа суд признал акционерное общество виновным в совершении административного правонарушения (умышленное неисполнении требований по обеспечению транспортной безопасности) и оштрафовал на 200 000 рублей. Об умысле нарушителя, по мнению суда, свидетельствовало то, что юрлицо, как субъект транспортной инфраструктуры, обязано было исполнять требования законодательства и потому не могло не осознавать характер своего бездействия, тем более что ранее оно уже привлекалось к административной ответственности за несоблюдение соответствующих требований. 

Позиция заявителя
По мнению заявителя, оспариваемые нормы КоАП РФ носят неопределенный характер. В частности, установленные статьей 11.15.1 формы вины не могут быть применены к юрлицу, поскольку рассчитаны исключительно на физических лиц. Соответственно, это не позволяет с соблюдением закона решить вопрос о вине юрлица в совершении административного правонарушения. 
Пункт 5 части 1 статьи 29.10 КоАП РФ предоставляет возможность суду не ссылаться в своем решении на норму закона в обоснование правомерности доказательств по делу и тем самым ущемляет конституционные права лица, привлекаемого к административной ответственности. 
Заявитель считает также, что статья 12.2 ФЗ «О транспортной безопасности» и отдельные положения Требований по обеспечению транспортной безопасности не отвечают критериям определенности правового регулирования.

Позиция Суда
В целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороны и безопасности страны законодатель обязан устанавливать ответственность физических и юридических лиц, в том числе и административную. Законодатель вправе дифференцировать ответственность за конкретное деяние с учетом вины, исключив при этом неопределенность вводимого регулирования. В вопросе транспортной безопасности законодатель ввел именно такую дифференциацию административной ответственности, использовав форму вины в качестве обязательного признака состава правонарушения. 
Вина юридического лица в совершении административного правонарушения не тождественна вине физического лица. Однако виновность юридического лица является следствием виновности его должностных лиц (работников), действующих от его имени и допустивших правонарушение. В связи с этим указание на форму вины применительно к юридическим лицам совместимо с их качественными характеристиками как субъектов права. 
Широкий подход к определению виновности юрлица позволяет законодателю определять субъективную сторону административных правонарушений через категории умысла и неосторожности. 
Привлечение юрлица к административной ответственности за умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности возможно лишь в том случае, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) ответственных должностных лиц (работников). Это устанавливает суд, учитывая все обстоятельства дела и отражая выводы в постановлении по делу об административном правонарушении. В иных случаях, когда умышленный характер не усматривается, но юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры, административная ответственность может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности. С учетом этого, положения части 2 статьи 2.1, части 1 статьи 2.2 и части 3 статьи 11.15.1 КоАП РФ не противоречат Конституции РФ. 
Этим законодатель не лишается возможности для дальнейшего совершенствования правового регулирования административной ответственности юридических лиц как с точки зрения общих положений КоАП РФ, так и применительно к сфере транспортной безопасности. Законодатель также вправе отказаться от использования в качестве критерия для выделения в самостоятельный состав административного правонарушения формы вины применительно к случаю, когда субъектом правонарушения признается юрлицо, в пользу иных критериев, отвечающих требованиям определенности и справедливости.
Дело АО «Пассажирский порт Санкт-Петербург “Морской фасад”» подлежит пересмотру.

Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич 
Судья-докладчик КНЯЗЕВ Сергей Дмитриевич​



© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2020
Настройки для людей с ослабленным зрением