Вход

Новость подробнее

6 декабря 2018 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой и утвердившего его Закона Республики Ингушетия

6 декабря 2018 года Конституционный Суд РФ признал соответствующими Конституции РФ Соглашение об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой, а также закрепившей его Закон Республики Ингушетия. Слушание дела о проверке конституционности указанных правовых актов по запросу Главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова состоялось 27 ноября 2018 года.  

История вопроса
В конце сентября 2018 года Главы Республики Ингушетия и Чеченской Республики подписали Соглашение об установлении границы между республиками, которая не была определена на момент распада Чечено-Ингушской АССР. Закон Чеченской Республики от 4 октября 2018 года «Об утверждении соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой» вступил в силу 15 октября 2018 года, а аналогичный Закон Республики Ингушетия ­– 16 октября 2018 года. В этот же день Соглашение было утверждено и стало обязательным для обеих республик.
Однако соответствующий Закон Республики Ингушетия был оспорен группой депутатов ингушского парламента, обратившихся в Конституционный суд Ингушетии (КС РИ). Рассмотрев данный вопрос, КС РИ признал закон и процедуру его принятия не соответствующими конституции субъекта, и постановил, что само Соглашение не порождает правовых последствий без его утверждения на референдуме. 8 ноября 2018 года Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров обратился в Конституционный Суд РФ.  

Позиция заявителя
Глава Республики Ингушетия считает Закон РИ «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской Республикой» и Соглашение об установлении границы между республиками – вопреки решению КС РИ – подлежащими действию как соответствующие Конституции РФ. Он указывает, что Конституция РФ и конституция РИ не требуют при установлении границы между республиками (в отличие от изменения уже установленной) проведения референдума и согласия населения муниципальных образований. Кроме того, по мнению заявителя, парламентом не были нарушены требования к порядку принятия республиканских законов, а производство по запросу группы депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия подлежало прекращению, т.к. число депутатов, подписавших запрос, составило менее 1/3 от общего числа депутатов.
 
Позиция Суда
Согласно Конституции РФ сложившиеся границы между субъектами могут быть изменены при передаче какой-то части территории с их взаимного согласия и утверждены Советом Федерации. Если граница между двумя сопредельными субъектами отсутствует, речь идет не об изменении принадлежности какой-либо территории, а об их взаимной потребности разграничить свои земли и разрешить вопрос об установлении границы. В данном деле утверждение границ Советом Федерации не предполагается.
Граница между Ингушетией и Чечней, необходимость определения которой вытекала еще из Закона РФ 1992 года «Об образовании Ингушской Республики…», после преобразования Чечено-Ингушской Республики и до заключения Соглашения от 26 сентября 2018 года установлена не была. Это подтверждается и федеральным законом «О мерах по организации местного самоуправления в Республике Ингушетия и Чеченской Республике», в котором вопрос о границе между вновь образованными субъектами не затрагивался.
Органы власти субъекта РФ вправе создавать муниципальные образования в пределах своей территории. Пока границы самого субъекта не определены, границы муниципальных образований, сопредельных с другим субъектом федерации, также нельзя рассматривать как утвержденные. Иное позволяло бы населению муниципальных образований блокировать фиксацию границы между сопредельными субъектами РФ. А вопросы организации местного самоуправления являются вторичными по отношению к вопросам определения границ субъектов РФ.
Конституция РФ непосредственно не устанавливает, в каких случаях проведение субъектами референдума для решения вопросов, связанных с их территориальной организацией, является обязательным. При этом конституция Ингушетии предусматривает учет мнения населения соответствующей территории, но только при изменении границ между субъектами РФ. Каких-либо положений о проведении референдума при решении вопроса о первоначальном определении границы с другими субъектами РФ в ней не содержится. Соответственно, референдум в Ингушетии не является необходимым при установлении границы с соседней республикой.
Закон «Об утверждении Соглашения об установлении границы между Республикой Ингушетия и Чеченской республикой» ­– специальный закон, содержащий всего две статьи, которыми данное Соглашение утверждается и вводится в действие. В силу этого не предполагается ни изменение концепции законопроекта, ни внесение депутатами правок в текст. Таким образом, отступления от процедурных требований были связаны не с волеизъявлением, а с оформлением результатов голосования, что не дает оснований для вывода о неконституционности Закона.
Согласно правовым основам деятельности КС РИ, он разрешает дела о соответствии конституции Ингушетии, в частности, не вступивших в силу договоров и соглашений. Запрет проверять конституционность вступившего в силу соглашения не может быть преодолен проверкой нормативного правового акта (закона), утвердившего этот документ. Признание такого закона неконституционным влечет возможность неправомерного прекращения действия заключенного договора.
Таким образом, Соглашение об установлении границы между Ингушетией и Чечней, а также закрепившей его Закон Республики Ингушетия не противоречат Конституции РФ. 
 
Председательствовал в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич 
Судья-докладчик МАВРИН Сергей Петрович 

 




© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2018
Настройки для людей с ослабленным зрением