Вход

Новость подробнее

23 мая 2017 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности положений статей 31.7 и 31.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

23 мая 2017 года Конституционный Суд РФ признал неконституционными нормы законодательства об административных правонарушениях, не позволяющие апатридам ни при каких обстоятельствах обжаловать в судах обоснованность их содержания в специальном учреждении в целях административного выдворения.
Слушание дела о проверке положений статей 31.7 и 31.9 КоАП РФ состоялось 18 апреля 2017 года. Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба лица без гражданства Мсхиладзе Ноэ Георгиевича.  

История вопроса
Проживающий в Санкт-Петербурге и неоднократно судимый за совершение ряда преступлений Ноэ Мсхиладзе родился в 1972 году в Грузинской ССР. В 2014 году российские власти приняли решения о нежелательности его пребывания и депортации из Российской Федерации и поместили в специальное учреждение временного содержания иностранных граждан. Однако грузинская сторона отказалась принимать соотечественника, так как он, являясь апатридом, не имеет гражданства Грузии, и в августе 2015 года заявитель был освобожден из специального учреждения.
В декабре 2015 года Ноэ Мсхиладзе был привлечен к ответственности по части 3 статьи 18.8 КоАП РФ. Ему назначены административный штраф и выдворение за пределы России. Одновременно он был помещен в центр содержания иностранных граждан Управления ФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, где и содержится до настоящего времени, поскольку ни Грузия, ни какая-либо другая страна не изъявили готовности принять его у себя. Все попытки добиться прекращения исполнения постановления о выдворении Ноэ Мсхиладзе и его освобождения из специального учреждения, инициированные как самим заявителем, так и должностными лицами ФССП России, были отвергнуты судами. В своих решениях суды ссылались на то, что оспоренные законоположения, устанавливая двухлетний срок давности исполнения любого административного наказания, не предусматривают пересмотра решения об административном выдворении и прекращения его исполнения и тем самым освобождения соответствующего лица из спецучреждения в отсутствие фактической возможности такого выдворения.
 
Позиция заявителя
По мнению заявителя, оспоренные нормы не позволяют судам до истечения двухлетнего срока давности исполнения постановления об административном выдворении разрешить по существу вопрос о законности содержания лица в специальном учреждении, о наличии реальной возможности его фактического выдворения и об освобождении из специального учреждения при отсутствии указанной возможности. Исходя из этого, заявитель просит признать их не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 21, 22, 46 (части 1 и 2) и 54 (часть 2).
 
Позиция Суда
Конституция РФ гарантирует каждому право на свободу и личную неприкосновенность; любые вводимые в законодательстве ограничения, влекущие лишение свободы, должны отвечать критериям правомерности.
Конституционный Суд  РФ прежде уже указывал, что ограничение права на свободу и личную неприкосновенность на неопределенный срок не согласуется с конституционными гарантиями. ЕСПЧ также подчеркивает, что любое лишение свободы должно отвечать конвенционным критериям, защищающим человека от произвола властей, а основания его законности нельзя толковать расширительно.
Оценивая институт выдворения иностранцев и лиц без гражданства, ЕСПЧ указывает, что продолжительность задержания под стражей не должна превышать срока, обоснованно необходимого для достижения преследуемой цели.
КоАП РФ не предписывает судье по делам о выдворении устанавливать конкретный срок содержания лиц без гражданства в специальных учреждениях. Более того, законом не предусмотрен судебный контроль за законностью и обоснованностью такого содержания, если их выдворение сталкивается со значительными трудностями. Вместе с тем, при решении вопроса о депортации Кодекс административного судопроизводства РФ прямо обязывает суд устанавливать конкретный срок пребывания депортируемых лиц в специальном учреждении. Это красноречиво свидетельствует о том, что лица, подлежащие выдворению, в отличие от лиц, подлежащих депортации (реадмиссии), не только законодательно поставлены в состояние неопределенности в вопросе о сроках своей изоляции в спецучреждении, но и лишены возможности получения эффективной судебной защиты.
Таким образом, оспоренные нормы не соответствуют Конституции РФ.
Федеральному законодателю надлежит внести в КоАП изменения, которые обеспечат  разумный судебный контроль за сроками содержания в специальном учреждении лиц без гражданства, подлежащих принудительному выдворению.
Законодатель вправе предусмотреть в КоАП обязанность судей устанавливать конкретные сроки применения данной меры обеспечения (по аналогии с действующим миграционным законодательством), а также закрепить особый миграционный статус апатрида, освобожденного из спецучреждения, который позволит осуществлять контроль за ним до истечения срока давности исполнения постановления об административном выдворении.
До внесения в законодательство предусмотренных данным Постановлением КС РФ изменений необходимо предоставлять лицам, помещенным в специальное учреждение, при отсутствии реальной возможности их выдворения, во всяком случае, по истечении трех месяцев со дня принятия решения суда о выдворении право обращения в суд с заявлением о проверке законности их дальнейшего лишения (ограничения) свободы.
Правоприменительные решения по делу заявителя подлежат пересмотру.
 
Председательствует в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич
Судья-докладчик КНЯЗЕВ Сергей Дмитриевич
 
 
 

 

 

 




© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2017
Настройки для людей с ослабленным зрением