Вход

Новость подробнее

19 января 2017 года Конституционный Суд РФ провозгласил решение по вопросу о возможности исполнения постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО «Нефтяная компания «Юкос» против России»

19 января 2017 года Конституционный Суд РФ счел невозможным исполнение постановления Европейского Суда по правам человека от 31 июля 2014 года по делу «ОАО» «Нефтяная компания ЮКОС», однако не исключил меры по защите  интересов акционеров, пострадавших от неправомерных действий  менеджмента компании. Рассмотрение запроса Министерства юстиции РФ о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления ЕСПЧ по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России» состоялось 15 декабря 2016 года.  

История вопроса
31 июля 2014 года в рамках дела «ОАО Нефтяная компания «ЮКОС» против России» (жалоба № 14902/04) ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию в возмещение материального ущерба в 1,8 млрд евро акционерам компании-заявителя по состоянию на момент ее ликвидации и, в зависимости от ситуации, их преемникам и наследникам.
ЕСПЧ на основании своего постановления от 20 сентября 2011 года пришел к выводу, что компания-заявитель понесла материальный ущерб в результате нарушений статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод – вследствие ретроспективного взыскания штрафов за налоговые правонарушения за 2000 и 2001 годы (1,3 млрд евро), 7% исполнительского сбора на эти штрафы (0,5 млрд евро), непропорционального характера исполнительных производств, – который должен быть компенсирован согласно статье 41 Конвенции.
Министерство юстиции РФ как государственный орган, на который возложена обязанность по исполнению постановления ЕСПЧ от 31 июля 2014 года, пришло к выводу о невозможности его реализации, поскольку оно основано на положениях Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней в истолковании ЕСПЧ, приводящем к их расхождению с Конституцией РФ.
 
Позиция заявителя
По мнению Министерства юстиции РФ, постановление ЕСПЧ от 31 июля 2014 года в части выплаты компенсации акционерам ликвидированной в ноябре 2007 года компании - заявителя приводит к нарушению положений статей 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 3), 46 (часть 3), 55 и 57 Конституции РФ в свете правовых позиций Конституционного Суда РФ (Постановления КС РФ от 14 июля 2005 года № 9-П, от 30 июля 2001 года № 13-П и др.), конституционного принципа справедливости и равенства, в том числе при обращении в межгосударственный орган по защите прав человека; вопреки правилам приемлемости жалоб и нормам о присуждении компенсации лишь потерпевшей стороне (статьи 34, 35, 41 Конвенции) компенсация в данном постановлении присуждена неопределенному кругу лиц, в отношении которых не было установлено каких-либо нарушений Конвенции и которые не являлись стороной судебного процесса в ЕСПЧ.
 
Позиция Суда
Конституция РФ обладает высшей юридической силой в правовой системе России и возлагает на каждого обязанность платить законно установленные налоги.
Конституционный Суд подчеркивает, что Постановления ЕСПЧ не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции РФ.
Поэтому, когда решением межгосударственного органа, при толковании им правил международного договора,  неправомерно затрагиваются основополагающие принципы и нормы Конституции, Россия в порядке исключения вправе отступить от выполнения этого решения.
ЕСПЧ пришел к выводу о неправильном взыскании с компании ЮКОС штрафов и сумм компенсаций, поскольку имело место применение обратной силы закона - статьи 113 Налогового кодекса РФ о трехлетнем сроке давности привлечения к ответственности, в истолковании, данном Конституционным Судом в Постановлении от 14 июля 2005 года.
В этом решении КС РФ разрешил судам взыскивать долги с налогоплательщиков, если они использовали положение о сроках давности вопреки его предназначению, в ущерб правам других налогоплательщиков и правомерным публичным интересам и препятствовали налоговому контролю. Не отменяя правила о сроках применения санкций в связи с уклонением от уплаты налогов, КС выявил единственно возможный с точки зрения Конституции РФ их смысл для применения к недобросовестным налогоплательщикам. В таком толковании нет коллизии с конституционным запретом на действие обратной силы закона.
Конституционный Суд отмечает, что деятельность компании ЮКОС как злостного неплательщика налогов, с учетом занимаемого ею места в экономике страны, имела праворазрушающий эффект. Компания использовала изощренные схемы ухода от налогов и после ликвидации оставила за собой непогашенную задолженность в размере 227 млрд рублей. Наличие в деятельности ЮКОСа масштабных схем уклонения от уплаты налогов не отрицал и ЕСПЧ. В этом контексте выплата акционерам компании беспрецедентной суммы из бюджетной системы, которая не получала от нее огромные налоговые платежи, необходимые для выполнения публичных обязательств перед гражданами России, противоречит конституционным принципам равенства и справедливости.
Уклонение ОАО «Нефтяная компания ЮКОС» от уплаты налогов в таком беспрецедентном масштабе непосредственно угрожало принципам правового демократического социального государства, что обязывало власти действовать в исполнительном производстве как можно более эффективно, с тем чтобы противодействие недобросовестных налогоплательщиков могло быть преодолено. Этим предопределено то, что суды не усмотрели оснований для определения  суммы исполнительского сбора, имеющего в российской правовой системе штрафную природу,  в размере менее 7% от общей суммы налоговых обязательств.
Исходя из этого, Конституционный Суд признает невозможным исполнение в соответствии с Конституцией РФ постановления ЕСПЧ по делу «ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС» против России».
Однако Российское государство на основе доброй воли вправе произвести определенные выплаты бывшим акционерам компании, пострадавшим от неправомерных действий ее менеджмента, за счет вновь выявляемого имущества ЮКОСа.
 
Председательствовал в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич 
Судья-докладчик  ЖАРКОВА Людмила Михайловна

 




© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2017
Настройки для людей с ослабленным зрением