Вход

Новость подробнее

Пресс-служба Конституционного Суда распространила заявление Секретариата КС РФ "Об Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2004 г. № 169-О"
8 апреля 2004 г. Конституционным Судом Российской Федерации принято Определение № 169-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО “Пром Лайн” на нарушение конституционных прав и свобод положением пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации. Оно послужило поводом для бурной реакции предпринимательских объединений, налоговых юристов, выплеснувшейся на страницы прессы. Будучи чрезвычайно обеспокоенными обнародованным Определением Конституционного Суда, с просьбой об официальном разъяснении этого судебного акта в Суд обратились Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата Российской Федерации, общероссийская общественная организация “Деловая Россия” и Правительство России. (Правда, ходатайство Правительства было отозвано в связи с допущенными нарушениями при его оформлении).

Такая реакция имеет вполне естественный характер, в силу остроты тех проблем, которые затронуты Определением № 169-О. Оно, действительно, носит принципиальный характер. На первый взгляд, кажется, что проблема налоговых вычетов, относящаяся к порядку исчисления налога на добавленную стоимость, является достаточно узкой или периферийной. На самом же деле затронуты такие фундаментальные проблемы конституционного, гражданского и налогового права, как: 1) конституционно-правовые пределы налоговой оптимизации, 2) экономическая свобода предпринимателей в использовании предусмотренных законодательством гражданско-правовых средств, 3) границы судебного истолкования норм налогового законодательства.

В силу пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные в статье 171 Налогового кодекса вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) (ст.172, п.2 Налогового кодекса).

В связи с тем, что Налоговый кодекс Российской Федерации не конкретизирует, что означают слова “уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг)”, оказалось возможным их различное истолкование налоговыми и судебными органами.

Частично порядок зачета регламентируется Налоговым кодексом. В п.2 ст.172 Налогового кодекса установлено, что при использовании налогоплательщиком собственного имущества (в том числе векселя третьего лица) в расчетах за приобретенные им товары (работы, услуги) суммы налога, фактически уплаченные налогоплательщиком при приобретении указанных товаров (работ, услуг), исчисляются исходя из балансовой стоимости указанного имущества. А при использовании налогоплательщиком-векселедателем в расчетах за приобретенные им товары (работы, услуги) собственного векселя (либо векселя третьего лица, полученного в обмен на собственный вексель), суммы налога, фактически уплаченные налогоплательщиком-векселедателем при приобретении указанных товаров (работ, услуг), исчисляются исходя из сумм, фактически уплаченных им по собственному векселю (абзац 2 п.2 ст.172 Налогового кодекса Российской Федерации). Данная норма во многом помогает уяснить интенцию, намерение законодателя, связанную с экономической сущностью налога на добавленную стоимость. Учитывая их, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 февраля 2001 г. № 3-П по делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 7 Федерального закона “О налоге на добавленную стоимость” в связи с жалобой ЗАО “Востокнефтересурс” определил, что по смыслу абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 7 Закона Российской Федерации “О налоге на добавленную стоимость” под “фактически уплаченными поставщикам суммами налога” подразумеваются реально понесенные налогоплательщиком затраты (в форме отчуждения части имущества в пользу поставщика на оплату начисленных поставщиком сумм налога”.

Следует обратить внимание на то, что понятие “реально понесенные налогоплательщиком затраты” сформулировано не в Определении от 8 апреля 2004 г. № 169-О, а в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в котором и содержится соответствующая правовая позиция. Следовательно, Определение № 169-О лишь воспроизводит указанную правовую позицию, а не создает новую норму налогового законодательства, о чем пишут критики Определения № 169-О, которые считают, что понятие “реально понесенные затраты” отсутствует в налоговом законодательстве и, следовательно, Конституционный Суд подменил собой федерального законодателя.

Определение Конституционного Суда Российской Федерации № 169-О, основываясь на правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2001 г. № 3-П, вместе с тем помогает лучше ее понять. Уясняя понятие налогового кодекса “фактически уплаченные поставщикам суммы налога”, Конституционный Суд, по существу, давая конституционное истолкование связанной с ним нормы пункта 2 статьи 172 Налогового кодекса Российской Федерации, исходя из конституционного требования добросовестно исполнять обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст.17, часть 3; ст.57 Конституции Российской Федерации) пришел к выводу, что под фактически уплаченными следует подразумевать реально понесенные налогоплательщиком затраты. Использование недобросовестных налоговых схем приводит к тому, что подобных затрат налогоплательщик, как правило, не несет. Следовательно, логика Определения № 169-О основывается на необходимости дифференциации различных ситуаций, в выявлении случаев, когда имеет место недобросовестное осуществление налогоплательщиком своих прав и обязанностей.

Главный, принципиальный вопрос, по которому у предпринимателей и у органов государства объективно могут быть различные точки зрения, — это вопрос о конституционных пределах свободы экономической деятельности в процессе осуществления предпринимательства и о связанных с этим пределах налоговой оптимизации. Судя по публикациям в прессе, взгляды предпринимательского сообщества сводятся к следующему. Исходная точка рассуждений — это то, что в российском законодательстве якобы отсутствует норма о запрете злоупотребления правом в налоговых отношениях. Однако при этом упускается, что по смыслу ст. 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации в нашей стране на конституционном уровне содержится запрет на злоупотребление субъективными правами в любой сфере общественной жизни. Всякая схема налоговой оптимизации основана на применении гражданско-правовых средств. Но в ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации содержится принцип о недопустимости злоупотребительных вариантов осуществления субъективных прав.

Существует точка зрения, исключающая возможность включения общей нормы о недопустимости злоупотребления правом в налоговых отношениях в часть I Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку, в таком случае в жертву якобы будет принесен принцип определенности налогового права. Она основывается на утверждении, что требование добросовестного осуществления субъективных обязанностей допустимо только в сфере частного права, что в сфере публичного права, к которому относятся нормы налогового законодательства, возможно только такое правовое регулирование, которое использует метод позитивного обязывания, предполагающий установление в законе конкретных обязанностей налогоплательщика.

Между тем, наряду с позитивным обязыванием, в налоговом праве может применяться и метод негативного обязывания, который предполагает обязывание налогоплательщика к определенному поведению с помощью общих запретов. Один из них — вытекающие из конституционных принципов обязанность налогоплательщика выполнять свои обязанности добросовестно.

Такого рода общие запреты должны противодействовать определенным вариантам поведения налогоплательщиков, не считающихся с публичными интересами в сфере взимания налогов.

Не случайно во Франции действует общий принцип запрета злоупотребления правом, что дает возможность налоговым и судебным органам пресекать действия, направленные на уклонение от уплаты налогов не только тогда, когда сделки являются фиктивными, но и в случае, если они реальны, но заключены в целью незаконного уменьшения




© Конституционный Суд Российской Федерации, 2008-2020
Настройки для людей с ослабленным зрением